Главная » Материалы » Заметки » Удивительные путешествия животных
Дата: 20.06.2015 | Просмотров: 4003 | Комментариев: 0

Как узнать, где птицы провели зиму? Как изучить пути, по которым они летели? 

Веками европейцы и не подозревали о дальних перелетах птиц и были убеждены, что зимой они прячутся в укромные и недоступные места, где проводят неблагоприятные дни в состоянии летаргии. Это мнение существовало до XVIII века. 

Даже великий шведский натуралист Карл Линней писал: «Каждую осень, когда начинает холодать, ласточки ищут убежище в тростниках рек и озер». Позднее ученые открыли перелетные пути различных видов птиц и нанесли их на карту земного шара. И помогли ученым в этом легкие кольца, надеваемые на лапки птиц.

Идея кольцевания птиц родилась в 1899 году. Она по праву принадлежит датскому учителю Мартенсену. Он первым начал кольцевать птиц, чтобы узнать, далеко ли они улетают. Мартенсен надел на ноги 102 различным птицам легкие алюминиевые кольца, на которых выгравировал свой адрес. Каждое кольцо имело свой порядковый номер, по которому можно было уточнить, какой птице, какого числа и где оно было надето. 

Из 102 птиц, окольцованных Мартенсеном, 9 были убиты в следующем году в Западной Европе. Идея такой своеобразной «паспортизации» птиц была принята учеными всего мира. Так было положено начало научному кольцеванию птиц. Сейчас почти во всех странах мира созданы специальные центры кольцевания птиц.

Впрочем, еще в 1740 году итальянский ученый Спаланцани «кольцевал» птиц, завязывая на их ногах красные ленточки. Сейчас кольцевание птиц в разных институтах ведется по методу Мартенсена. На ножку пойманной живой птицы надевают кольцо с наименованием и адресом учреждения, ведущего кольцевание, и порядковым номером птицы. Чаще всего кольца надевают на ножки птенцов, которые еще не научились летать. В специальный дневник записывают вид птицы, номер кольца, дату и место, где оно было надето.

Окольцованные птицы нередко попадают в руки людей, чаще всего охотников и любителей природы. Блестящее колечко сразу бросается в глаза, и в адрес центра кольцевания поступают сообщения о поимке птицы, а если она убита, то туда отправляют кольцо, которое кладут в обычный конверт вместе с информацией о времени, месте и обстоятельствах добычи птицы. 

Допустим, кольцо было надето птенцу аиста в Болгарии, а затем его получили из Египта. Значит, аист улетел зимовать в Африку. Следом мы получаем второе письмо с подобным кольцом с другого аиста, окольцованного тоже в Болгарии. На этот раз кольцо сняли в Экваториальной Африке. Выходит, что он пролетел над Египтом и продолжил свой путь. 

Этот способ помог бесспорно установить, что аисты зимуют за тысячи километров от родных мест, на юге Африки. Таким же способом узнали, что наши ласточки зимуют южнее экватора, от Танзании до Гвинеи. И наша кукушка, оказывается, большая путешественница — она навещает зимой арабские страны и оазисы Сахары, джунгли Судана и даже достигает Мозамбика.

Благодаря кольцеванию мы знаем, что некоторые виды пернатых возвращаются весной в те гнезда, в которых провели прошлый год, например, аисты, ласточки, скворцы и другие птицы. Выходит, каждое маленькое кольцо, надетое на ножку птицы, — это ценный научный документ. Он рассказывает нам о пути, по которому передвигаются наши крылатые друзья. Во многих странах каждый год окольцовывают сотни и тысячи птиц.

Характер, сроки и пути косяков рыб изучаются при помощи наблюдений с суши, с кораблей и самолетов. Но основной метод изучения миграции рыб — маркирование. Он обеспечивает наилучшие результаты. Изучением биологии рыб, включая и их миграции, занимаются ученые многих специальных научных институтов во всем мире. Поданным Международного совета по изучению морей, в Копенгагене за период 1925—1951 годов учеными различных стран маркировано более 5 миллионов рыб, в основном мигрирующих видов.

Обычно марка крепится к телу рыбы иглой с нейлоновой ниткой и специальными зажимами. Закрепляется она возле спинного плавника. На марке, как и на кольце, обозначается адрес научного института, который маркировал рыбу, и соответствующий номер. Данные о маркировании рыбы заносятся в соответствующий дневник. 

В последнее время практикуется маркирование рыб гидростатическими марками, которые представляют собой прозрачные пластмассовые трубочки. В них вкладывается записка, где отмечены следующие данные: адрес, по которому следует отправить найденную записку, и сведения о дате и месте лова рыбы. На свету на прозрачном целлулоиде можно прочесть: «Отрежь края, письмо внутри». Текст записки пишется на нескольких языках.

При помощи маркирования были собраны сведения о миграции китов. Первые же представления об их путях были получены при непосредственном наблюдении с берега и с китобойных кораблей. Успех китобойного промысла стоит в прямой зависимости от миграции китов, от знания, где и в какое время они находятся. Миграционные путешествия сказываются на количестве подкожного жира. 

Когда киты отправляются осенью из районов питания в районы размножения, слой жира у животных достигает наибольшей толщины, весной же, при возвращении, он становится очень тонким. Наиболее полные сведения о биологии китов были получены при помощи маркирования. Китов маркируют различными видами бирок, стреляя ими в подкожный жировой слой из гарпунного оружия.

Ученые ряда стран много сил отдали исследованию миграций бабочек. В начале XX столетия американские энтомологи взялись изучать перелет бабочки-монарха — классической путешественницы. Вскоре перелеты бабочек начали изучать в Европе. В некоторых странах созданы специальные энтомологические станции для изучения их маршрутов. 

Главным средством изучения стало маркирование: к крылу бабочки прикрепляется совсем тоненькая и легкая пластиночка из алюминия, которая блестит на солнце, привлекая внимание. Полету она не мешает. На микроскопической этикетке обозначен адрес станции или исследователя. Западногерманский энтомолог Герберт Рер пометил таким способом 60 000 капустниц. От выпущенных бабочек Рер получил обратно около 20 пластинок, одна из которых была найдена на расстоянии 80 км от места выпуска.

Сегодня применяются и новейшие способы маркирования. Например, рыб маркируют радиоактивными изотопами. Современная техника дает все больше средств, при помощи которых можно проследить пути мигрирующих животных. Чтобы установить миграционный путь морских черепах, которые проплывают тысячи километров до мест размножения, ученые прибегли к оригинальному способу мечения. 

На спину огромной черепахи весом 150 кг поставили специальный радиопередатчик, сигналы которого давали возможность проследить ее маршрут по океану. Сегодня и на некоторых орнитологических станциях вместо кольца укрепляют на спину птице миниатюрный радиопередатчик, при помощи которого определяют, где она находится.

В последнее время в некоторых странах изучают маршруты перелетных птиц с помощью радаров. Наблюдения за перелетными птицами ведутся тем же способом, что и за самолетами. Радарный экран отмечает летящих птиц, пространство, в котором они находятся, и направление полета. Крупные птицы предстают на экране как маленькие светлые точки, а маленькие заметны, только когда их много. 

При помощи радара наблюдениями можно охватить достаточно большие пространства и огромные количества перелетных птиц. Изучение радарных снимков показало, что птицы пролетают над огромными пространствами и не по твердо заданному пути, а по очень широкому фронту. Исключение составляют белые аисты и некоторые хищные птицы, перелетающие через строго определенные места и использующие при этом, как предполагают ученые, восходящие воздушные течения, которые облегчают полет. 

При помощи радара собрано много ценных данных, свидетельствующих о том, что перелетные птицы днем ориентируются по солнцу, а ночью по звездам. При большой облачности они зачастую начинают метаться, кружить, менять направление, бывает, сбиваются с курса, но как только звезды снова становятся видны, способность птиц к ориентации тут же восстанавливается, и они снова берут правильный курс. Так что аппараты, обслуживающие на земле военную и гражданскую авиацию, помогают и орнитологам.

Изучение случайных и периодических странствований крылатых представляет не только теоретический, познавательный интерес для специалистов, но имеет и огромное народнохозяйственное значение. Например, изучение массового перелета саранчи и других насекомых-вредителей уже давно поставлено на строго научную основу. В Лондоне создан специальный научно-исследовательский институт, изучающий вопросы, связанные с перелетами саранчи.

ПОДВОДНЫЕ ПУТЕШЕСТВЕННИКИ

Низшие представители животного мира также подвержены регулярным перемещениям, которые сходны с миграциями высших организмов. Различают два вида перемещений планктона: горизонтальные и вертикальные.

Горизонтальное передвижение зоо- и фитопланктонных организмов называют еще пассивной миграцией. Из-за ограниченной возможности передвижения планктонные организмы путешествуют часто не по своей воле, а бывают увлечены различными водными течениями.

Планктонные организмы образуют скопления общим весом до нескольких миллионов тонн. Иногда они передвигаются на сотни и тысячи километров; скорость, с которой течение увлекает водные организмы, порой очень велика. Например, некоторые экваториальные течения имеют среднюю скорость около 100 км в сутки, а скорость атлантического течения Гольфстрим около 250 км в сутки! Пешеход бы за ним не угнался.

Вертикальные перемещения планктонных организмов носят активный характер и иногда достигают расстояния до 500 м. Если сравнить это расстояние с миниатюрными размерами самих организмов, то вертикальные миграции представляют собой поистине дальние путешествия. В различных стадиях своего развития планктонные организмы обитают на разных глубинах водного бассейна. Взрослые формы населяют в основном глубины моря, а яйца и организмы в ранней стадии развития обживают поверхностные слои. На различных глубинах обитают также некоторые мужские и женские особи одного и того же вида.

Перемещения простейших организмов находятся в тесной взаимосвязи с их циклами размножения. Очень интересны в этом отношении морские черви палоло из группы нереид, которые в определенное время, связанное с фазами Луны, выходят в верхние слои воды для размножения. Эти черви встречаются в несметных количествах в Тихом океане около островов Самоа, Фиджи и Тонга Полинезийской группы. Обычно они обитают в трещинах коралловых рифов, делая ходы в коралловых образованиях. 

Осенью (в октябре — ноябре), через неделю после полнолуния они выплывают на поверхность моря. В это время на заднем конце тела самок можно видеть мешок, полный яиц коричневого цвета; мужские половые продукты зеленые. Созревшие яйца, оторвавшись от материнского организма, свободно плавают. Их оплодотворение совершается пассивно, по воле волн. Передние части тела червей (красного цвета) остаются в воде, они обладают способностью к регенерации — восстановлению утраченных частей тела. 

Жители островов ценят палоло как особое лакомство. Островитяне знают время, в которое палоло появятся на поверхности океана, с точностью до одного дня. В это время они выходят в море на своих выдолбленных из дерева лодках, еще до восхода солнца останавливаются около рифов и терпеливо ждут с сетками в руках появления морских червей.

Обычно выход червей на поверхность длится два часа, затем мешки самок лопаются, и половые продукты выплывают наружу. В часы, когда появляются палоло, море на огромных участках буквально кишит от их бессчетного множества, становясь темно-зеленым. В продолжение целой недели туземцы пируют: едят червей сырыми или готовят из них вкусные и питательные блюда.

Большое значение для вертикального распределения жизни в водоемах имеет свет, а также температура и давление воды. И все же распределение зоопланктона на разных глубинах моря — не постоянное явление, в различные части суток оно изменяется вследствие вертикальной миграции организмов. Амплитуда передвижений у различных организмов обычно варьирует от 200 до 300 м.

Научными исследованиями установлено, что главная причина, которая заставляет их совершать в течение одних суток такие продолжительные путешествия, связана с питанием. Поверхностные слои воды, особенно до глубины 25 см, густо населены различными видами бактерий, фитопланктоном и другими микроскопическими организмами — основной пищей зоопланктона.

Большинство планктонных животных ночью поднимается к поверхности воды, а днем уходит в глубины водных слоев, хотя пищи наверху хватает. Причина этого изучена недостаточно, вероятнее всего, в глубоких и темных слоях животные спасаются от врагов.

Кроме суточных, часть планктона совершает и сезонные миграции. Например, морское ракообразное каланус финмархикус проводит несколько месяцев на глубине, а в остальное время поднимается и живет в верхних слоях моря. Предполагают, что это связано с изменением интенсивности света и температуры. Исследованиями установлено, что некоторые морские организмы, которые не могут переносить высокие температуры в поверхностных слоях моря, регулярно совершают сезонные миграции, придерживаясь летом прохладных глубоких слоев, а осенью и зимой — поверхностных. Некоторые виды могут совершать и суточные, и сезонные миграции.

Из морских беспозвоночных мигрируют и некоторые мягкотелые и иглокожие, которые с приближением весны приходят к прибрежной полосе, где откладывают яйца. Преследуя мигрирующие рыбные стада в продолжение 4 месяцев, тихоокеанский кальмар, например, проходит расстояние до 8000 км.

Одним из удивительных явлений живой природы является, бесспорно, массовое странствование рыб. И действительно, трудно себе представить, как в строго определенный, словно «назначенный» час сотни тысяч и даже миллионы рыб одного вида покидают бессчетными стадами широкие океанские просторы и трогаются в далекий и гибельный путь. 

Более 2000 км нужно пройти навстречу течению реки, преодолеть бесчисленные опасные пороги и водопады, чтобы достигнуть места, где можно выметать икру. Никто не покажет им путь, который они должны пройти один раз в своей жизни. И все же рыбы безошибочно достигают родных мест, где мечут икру и умирают. Разумеется, путешествуют не все рыбы. Оказывается, есть и такие виды, которые никогда не покидают родные водоемы, какими бы маленькими они ни были.

У рыб, как у планктонных животных, различают два вида миграции: пассивную и активную. Рыбные мальки, например, никогда не двигаются против течения, так как слишком слабы, чтобы его преодолеть. Поэтому икра, мальки и молодь переносятся на близкие или далекие расстояния различными водными течениями. Пассивная миграция наблюдается у молоди океанской сельди. 

Каждую весну взрослые рыбы, обитающие в северных районах Атлантического океана, направляются к берегам Норвегии, где мечут икру. Морское течение относит вылупившихся мальков к берегам Скандинавского полуострова, на расстояние 800—1000 км от места рождения. Аналогичные миграции совершают и мальки сельди, вылупившиеся в районе мурманского побережья.

Личинки угрей — лептоцефалы, ничтожные по размерам и почти лишенные органов активного движения, совершают одну из самых грандиозных пассивных миграций. Они проходят 7—8 тыс. км от Саргассова моря, где выводятся, до берегов Европы, увлекаемые мощным движением Гольф-стрима. Есть много и активно мигрирующих. Они странствуют самостоятельно, но придерживаясь определенного направления, связанного с размножением, питанием и зимовками. Рыбы предпринимают и случайные миграции, например, при внезапно изменяющихся условиях.

В некоторых случаях мигрирующие рыбы проходят более 2000 км, а нерка, например, предпринимает странствование в верховье реки Юкон на Аляске, преодолевая 3600 км, причем со скоростью 30—40 км в сутки. Иногда такие путешествия продолжаются целые месяцы. Каспийская белуга проходит от Каспийского моря до верховий реки Уфимки 2950 км. Каспийские осетры, место нереста которых находится в верховьях Камы, проплывают 2500 км. 

Некоторых рыб, особенно тихоокеанских лососей, продолжительное странствование так истощает, что после нереста они почти не способны активно двигаться. Встает вопрос, что же рационального в этих далеких миграциях рыб? На этот вопрос наука все еще не дала полного и исчерпывающего ответа. И все же можно сказать, что, умирая, рыбы обеспечивают хорошие условия малькам, которые вылупятся из оплодотворенной икры. Родители умирают ради жизни своего потомства.

Среди многочисленных видов рыб самые далекие путешествия предпринимает европейский речной угорь. Эта рыба рождается в глубине океана и вскоре уходит в пресноводные бассейны — в реки и озера. Когда же наступает половая зрелость (примерно в 8—12-летнем возрасте), она вновь начинает неудержимо стремиться в море, преодолевая от 7 до 8 тыс. км; уходит сначала в Атлантический океан, затем в Саргассово море, где на глубине около 1000 м мечет икру и там же, где родилась, умирает от истощения.

ЗЕМНОВОДНЫЕ И ПРЕСМЫКАЮЩИЕСЯ СТРАНСТВУЮТ

Интересные наблюдения миграции некоторых земноводных сделал биолог В. Бешков, научный сотрудник зоологического института Болгарской академии наук. При помощи маркирования он установил, что травяная лягушка в поисках подходящего для зимовки места прошла 120 км. Он наблюдал, как лягушки этого вида совершали миграции с целью размножения на расстояние 60—70 м от берега реки Искер, так как им не хватало удобных для размножения мест.

В процессе исследований биологии и поведения различных видов земноводных Бешков установил, что длительные миграции к местам размножения совершает и серая жаба. Он наблюдал перемещения жаб из низменных районов Витоша (лес у Баяна) почти до района Вазов в Софии.

Жабы идут к местам икрометания в период с 1 по 15 апреля и остаются там 15 дней, после чего возвращаются в леса Баяна. Бешков наблюдал также жаб этого вида, уходящих весной с возвышенных мест Накатника (скалистая и безводная местность) к реке Прибойнице, чтобы отложить там икру. Серые жабы предпринимают вертикальные миграции на расстояние до 300 м. После размножения они вновь возвращаются туда, откуда пришли. 

Вылупившихся в лесу около Прибойницы жаб Бешков находил вблизи скал в начале октября. Но жабы совершают передвижения не только на короткие расстояния. Известны случаи, когда они путешествовали в продолжение недели, чтобы достигнуть болота или лужи, в которой откладывали икру. Путешествуют эти земноводные только ночью, а днем спят. Безошибочный инстинкт всегда подсказывает им верный путь, они никогда не сбиваются с пути к водоему, к которому направляются.

Среди земноводных миграции на короткое расстояние совершают и некоторые виды тритонов. Нахождение тритонов на расстоянии километра от водоема — не редкость.

Путешествия к местам зимовки предпринимают и пресмыкающиеся. Например, некоторые гадюки ползут больше километра, чтобы добраться до удобного места в корнях сухого дерева или в каком-нибудь карьере, где они скапливаются во множестве. И крокодилы странствуют из одного водоема в другой. Известны случаи, когда густонаселенное болото в Индии в одну ночь было покинуто опасными обитателями, так как обмелело. 

Крокодилы ползли, не разбирая дороги, через заросли и поле, даже попали в одно селение, где разбрелись по улицам, заползли во дворы, а некоторые забрались в колодцы, приведя в ужас население: утром люди на каждом шагу натыкались на страшных пришельцев. В следующую ночь крокодилы покинули село, продолжив путь.

Дальние миграции предпринимают гигантские морские черепахи, которые в продолжение тысячелетий откладывают яйца в прибрежный песок на определенных островках. Зеленой бразильской черепахе, например, нужно преодолеть около 2500 км, чтобы достигнуть острова Асунсьон, где она откладывает яйца. Продолжительные странствия к местам размножения предпринимают и другие морские черепахи — ридлея, распространенные в Атлантическом океане от Канады до Карибского моря.

Миграции этих черепах долгое время оставались загадкой для ученых. Только в 1947 году было установлено, что каждый год в апреле — мае и до начала июня около 40 тыс. черепах этого вида плывут с разных сторон безбрежного океана к своему излюбленному пляжу, чтобы отложить яйца.

СКИТАЛЬЦЫ НЕБЕСНЫХ ПРОСТОРОВ

Всем известна точность, с которой перелетные птицы покидают осенью родные места, отправляясь на юг, а весной возвращаются домой, чтобы отложить яйца и вывести потомство. Эта ритмичность настолько строго соблюдается различными видами птиц, что в Индии, например, в древности некоторые месяцы года даже получили название от определенных видов перелетных птиц.

Птицы, бесспорно, являются рекордсменами в животном мире, так как совершают самые далекие путешествия. Абсолютный рекорд принадлежит полярной крачке, которая каждый год преодолевает путь от Арктики до Антарктиды и обратно!

Известный американский орнитолог Дж. Одюбон подробно описал свои наблюдения за стаей странствующих голубей, которая пролетала через штат Огайо осенью 1813 года. Он подсчитал, что стая насчитывала более 1,1 млрд голубей. Трудно было бы этому поверить, если бы не было бы других свидетельств. Александр Уилеен, наблюдавший в 1832 году стаю странствующих голубей в штате Кентукки, утверждал, что ее численность определялась в 2 230 270 000 особей. 

Оставим на совести очевидца столь точную цифру, но не это главное. К сожалению, человеческая алчность стала причиной того, что этих птиц, стаи которых достигал и такой астрономической численности, больше не существует. Они были варварски истреблены в XIX столетии из-за вкусного мяса. Последняя птица этого вида погибла в 1914 году в зоологическом саду в Цинциннати.

С какой же скоростью летят мигрирующие птицы? Дикие утки, например, — со средней скоростью 70—80 км/ч, ласточки — 55—60 км/ч; имеется также малоправдоподобное сообщение, что горихвостка, окольцованная в Англии, через 24 ч была поймана в США, пролетев за сутки 3500 км. Необходимо отметить, что большое влияние на скорость полета оказывает направление ветра. 

Птица, которая в безветренное время летит со скоростью 40 км/ч, а при попутном ветре 50 км/ч, при встречном значительно снижает скорость. Особенно снижает скорость полета порывистый ветер. Высота, на которой летят мигрирующие стаи птиц, тоже различна. Например, маленькие певчие птицы летят обычно не более чем в 100 м от поверхности земли; скворцы, вороны, дрозды предпочитают высоту в 150—500 м, а аисты 900—1300 м.

Многие птицы достигают такой высоты, где человек не мог бы находиться без кислородного аппарата. Это касается тех видов птиц, которые при миграциях вынуждены преодолевать высокие горные массивы. Над Гималаями наблюдали и сфотографировали мелких птиц, летящих из Индии в Сибирь. А английский наблюдатель Харисен сфотографировал с самолета стаю диких гусей, пролетавших над Гималаями на высоте 9500 м. Большинство же перелетных птиц обходят горные массивы, придерживаясь речных долин и ущелий.

Миграции наблюдаются и у некоторых видов нелетающих птиц. Пингвины, например, иногда преодолевают расстояние до 2000 км, передвигаясь «пешком», скользя на животе по заледенелым холмистым участкам или вплавь по океану. С наступлением зимы со всех концов Антарктиды они трогаются на север, иногда достигая южных берегов Африки и Южной Америки.

Некоторые представители группы бегающих птиц, например страусы, покрывают «пешком» расстояние в 1000 км, двигаясь в точно определенном направлении.

Нужно отметить, что разные птицы совершают перелеты в разное время суток. Дневные хищники и ряд других пернатых летят исключительно днем, некоторые болотные и водоплавающие птицы — в любое время суток. Многие мигрирующие птицы во время полета соблюдают определенный «строй», например, журавли летят клином, гуси вереницей, а мелкие птицы широко развернутой стаей. Одни птицы совершают полеты в полном молчании, другие (журавли, лебеди, дикие утки и многие другие) издают характерные звуки, которые служат, по-видимому, для передачи различной информации.

Странствование птиц — явление, на которое люди обратили внимание много лет тому назад. Известно, что различные предания Древней Эллады и Рима связаны с птицами и их перелетами, об этом упоминается и в древнеегипетских легендах. В дошедшем до нас древнем гимне «Славословие Нилу» встречаются такие слова: «Над тобой птицы летят на юг, они тебя охраняют от знойного ветра...» 

Об этом же говорится в книге библейских пророков Иова и Иеремии. Аристотель, величайший ученый-энциклопедист и философ-натуралист Древней Греции, в своем многотомнике «История животных» тоже отвел большое место птицам. В ней наряду с наивными и ошибочными представлениями много и точных сведений об их перелетах. Тысячелетиями люди собирали данные о перелетах птиц, однако до настоящего времени это явление изучено далеко не полностью.

По времени отлета птицы делятся натри основные группы. Первая — это птицы, которые начинают готовиться к отлету задолго до наступления неблагоприятного периода. Кукушка, например, улетает из нашей страны в конце июля или начале августа, когда еще много пищи и тепло.

Сравнительно рано улетают аисты и ласточки. Птицы, которые входят во вторую группу, улетают вслед за появлением первых признаков изменения погоды, т.е. при снижении температуры воздуха и уменьшении количества пищи. Среди таких птиц много насекомоядных: скворцы, славки и др. К третьей группе причисляют птиц, которые улетают поздней осенью, когда условия жизни становятся для них невыносимыми, например, диких уток и гусей.

Однако иногда не все птицы одного и того же вида и даже не все индивиды одной и той же популяции мигрируют. Одни улетают, а другие остаются в пределах гнездовых ареалов. «Всемогущий» перелетный инстинкт на них не действует. В городах в теплые зимы, возле мусорных контейнеров, можно видеть оставшихся зимовать грачей.

Все еще не разрешены полностью вопросы, связанные с навигацией и ориентацией птиц при полете. Тем не менее данные наблюдений и экспериментов позволяют утверждать, что главную роль в ориентации птиц играет их зрение, которое хорошо развито у всех пернатых.

Большое значение для ориентации птиц имеют не только земные, но и небесные ориентиры: при дневном полете — солнце, при ночном — луна и звезды. Установлено также, что при ночных перелетах птицы ориентируются в основном по Полярной звезде. Некоторые исследователи придерживаются мнения, что при дальних перелетах птицы руководствуются магнитным полем Земли.

ПУТЕШЕСТВУЮЩИЕ МЛЕКОПИТАЮЩИЕ

Миграции, наблюдающиеся у млекопитающих, бывают двух видов: непериодические и периодические. Непериодические миграции часто связаны с недостатком пищи или с перенаселенностью района их обитания. Поведение животных меняется, и, в конце концов, они покидают обжитой район, т.е. мигрируют.

Характерный пример массовой миграции — грандиозные переселения мышевидных грызунов в так называемые «мышиные годы». Например, в 1727 году бесчисленные полчища крыс из казахских степей пересекли Волгу. В последующие годы зверьки заселили всю Европу, распространяя болезни и нанося ущерб населению. Подобные странствия время от времени предпринимают и другие мышевидные грызуны — различные виды полевых мышей, водяные крысы, лемминги и многие другие. 

Классический пример стихийных и нерегулярных миграций представляют перемещения леммингов. Эти зверьки достигают в длину 15 см, а обитают они в Азии, Европе, Америке. На Европейском континенте встречаются в основном на Скандинавском и Кольском полуостровах. Периодически собираясь в несметных количествах, лемминги покидают районы своего обитания и огромным живым потоком перемещаются по тундре, как бы стремясь достигнуть линии горизонта. 

Иногда они уходят за сотни километров от родных мест. За леммингами следуют волки и лисицы, которые в этот период питаются исключительно ими. Зверьки могут стать добычей и рысей, медведей, росомах, песцов, а также домашних кошек и собак. Во время передвижения над ними кружатся совы, вороны, канюки , чайки и другие пернатые, которых привлекает легкая и вкусная добыча. Но ничто не может остановить леммингов в их стихийном движении вперед: ни враги, которые во множестве уничтожают их, ни реки и горы.

Отправляясь в этот поход, зверьки обрекают себя на своеобразное самоубийство. Достигнув морского берега, они не останавливаются, не возвращаются обратно, а в каком-то необъяснимом ослеплении кидаются в пенящиеся воды прибоя. Вероятность спасения ничтожна. Лишь незначительная часть леммингов проявляет «благоразумие» и, очутившись на берегу, трогается дальше по его краю, пока не найдет подходящее для себя место. 

Основная причина массовых странствований леммингов — сильное увеличение их численности. Установлено, что в некоторые годы эти зверьки плодятся особенно интенсивно: вместо двух раз в год самки приносят потомство три, а иногда и четыре раза. При этом и число малышей в помете бывает больше, чем обычно. Как следствие этого возникает «охота к перемене мест». Известно, что мигрирующие группы леммингов состоят в основном из молодых животных, но только 20 % из них достигает половой зрелости.

Миграция антилоп гну в Африке

 

Некоторые зоологи полагают, что у леммингов существует врожденный миграционный инстинкт, но он проявляется только в годы, когда налицо упомянутые выше условия.

Массовые непериодические странствования предпринимают и белки. Обычно эти симпатичные животные не склонны к далеким передвижениям, но при недостатке пищи они массово, тысячами особей, покидают районы постоянного обитания и переселяются на сотни и тысячи километров от него. При этих стихийных переселениях пугливые обычно белки не останавливаются ни перед какими препятствиями. 

Поодиночке или группами зверьки стремглав перелетают с дерева на дерево, перемещаясь из одного леса в другой, переплывают реки и озера, минуют села и города. Без остановки движутся они вперед и вперед, пока не достигнут леса, где много пищи, не пугаясь ни людей, ни животных-врагов.

Передвигаются белки со скоростью 3—4 км/ч, однако общая скорость передвижения зависит и от числа переселяющихся животных. Чем многочисленнее скопление мигрирующих белок, тем быстрее они движутся вперед, так как за короткое время уничтожают по пути запасы пищи и им необходимо скорее найти новые корма. При переселении белки не придерживаются общей группы, как некоторые другие млекопитающие (северные олени, бизоны, лемминги и др.). И хотя они путешествуют в одном направлении, но часто не видят друг друга. Брем описал случай, когда в 1896 году огромное скопление белок двигалось через Нижний Тагил (Урал).

Основная масса переселяющихся зверьков прошла в 8 км от города, причем фланговые отряды этой «армии» отстояли на 16 км один от другого. Одна часть белок прошла через город; зверьки бесстрашно скакали по улицам, забегали во дворы, вскакивали через окна в комнаты, лазали по деревьям и крышам. Собаки с остервенением давили зверьков, люди убивали их, однако белки не отклонялись от выбранного пути, неудержимо двигаясь вперед. 

Трое суток продолжалось шествие. Даже бурная и широкая река Чусовая не остановила животных-переселенцев. Белки бесстрашно входили в холодные и бурные воды и переплывали на противоположный берег. «Нет прекраснее зрелища, — писал известный исследователь Сибири Мидендорф, — чем флотилия белок, переплывающих широкую реку. 

Их торчащие из воды хвосты подобны корабельным парусам». Путешествие белок, о котором писал Брем, продолжалось до тех пор, пока животные не попали в лес, где хватало для всех пищи. Иногда фронт, которым движутся белки, достигает 300 км, а численность мигрирующих животных определяется десятками, а порой и сотнями тысяч особей.

Массовые миграции предпринимают и песцы. Инстинкт пробуждается у них осенью — тоже в связи с увеличением численности животных в данном районе и возрастающим недостатком пищи. Путем мече-ния отдельных особей установлено, что некоторые песцы мигрируют на расстояние до 2000 км от места маркирования. Зачастую во время этих странствий звери попадают на дрейфующие льды Северного Ледовитого океана и достигают самых отдаленных от континента островов.

Непериодические миграции совершают и всем известные суслики. В районе, где появляются эти зверьки, они становятся опасными вредителями полевых культур. В середине XIX столетия в области Шлезвиг (Германия) совсем не было этих грызунов. Они появились там неизвестно откуда, в большом количестве, и быстро стали бичом земледельческого хозяйства в области.

Из всех представителей животного мира самые значительные горизонтальные миграции совершают морские млекопитающие, главным образом киты, тюлени и морские котики. Передвижения китов и ластоногих определяются особенностями их питания, а у некоторых видов они связаны с особенностями размножения.

Миграции разных видов китов имеют различный характер. У китов, обитающих в северных морях, они очень ограниченны. Виды, придерживающиеся заливов и прибрежных зон, мигрируют преимущественно в северном и южном направлениях, причем животные редко уходят в открытое море.

Киты, которые обитают в открытых морских пространствах, передвигаются во время миграций в строго определенном круговом направлении, придерживаясь преимущественно океанского течения. В начале лета эти животные держат путь на север, а в начале зимы (при наступлении больших холодов и при скоплении льдов в северных морях) трогаются в обратном направлении, к югу, минуя экватор.

Однако не все киты мигрируют в строго определенные сезоны года. Наибольшую точность соблюдают лишь горбатые киты. Представители усатых китов Южного полушария отправляются летом на юг, в холодные воды Антарктики, богатые в это время пищей, а зимой возвращаются на север, в теплые тропические и субтропические воды. Здесь они питаются скудно или вообще не принимают пищи.

Дальние путешествия совершает синий кит, самое крупное животное Земли. Известен случай, когда синие киты проплыли за 32 дня около 500 км, в другом случае за 88 дней около 800 км. Зафиксированное рекордное расстояние от места маркирования для синего кита — 1600 км.

Регулярные сезонные миграции совершает малый полосатик. Он проводит зиму в северных водах Атлантического океана, а весной отправляется в дальние странствия, доходя до Шпицбергена и Баренцева моря.

Самки некоторых видов китов проникают через Гибралтарский пролив в Средиземное море. По сообщению зоолога П.У. Пузанова, в 1880 году один из китов проник через Босфор и Дарданеллы в Черное море, сев на мель в мелководье около Батуми. Его скелет и сейчас хранится в Тбилисском музее.

Регулярные сезонные миграции порой на тысячи километров характерны и для многих ластоногих. Один из скитальцев этого отряда животных — гренландский тюлень. Летом эти животные передвигаются в районы плавающих льдов западных областей Северного Ледовитого океана, где усиленно питаются, а зимой заходят далеко на юг — до горла Белого моря. 

Здесь тюлени появляются в огромных количествах, образуя три обособленных стада — ньюфаундлендское, янмайенское и беломорское, насчитывающие сотни тысяч и даже миллионы животных. Здесь же тюлени рожают и выхаживают малышей, линяют. Позднее они вместе возвращаются в арктические воды океана.

 Интересно отметить, что упомянутые стада гренландских тюленей не только держатся в различных районах, но и не смешиваются во время миграций. За долгие годы наблюдений и мечения большого числа особей норвежские исследователи установили, что существует частичный обмен особями только ян-майенского и беломорского стад.

Далекие сезонные миграции совершают морские котики. Летом они собираются тысячами особей в северной части Тихого океана, преимущественно на острове Прибылова и Командорских островах. Старые самцы приплывают сюда в начале мая, на несколько недель раньше самок. 

Здесь котики размножаются и держатся до конца августа. Осенью стадо с Командорских островов уплывает в Японское море, а прибыловское зимует у берегов Южной Калифорнии. Самки, в отличие от самцов, зимуют в более южных районах и при миграции проплывают огромные расстояния — до 5000 км.


КОММЕНТАРИИ
Всего комментариев: 0
avatar