Главная » Материалы » Новости » Фермеры возрождают алтайских лошадок-далматинцев
Дата: 09.10.2012 | Просмотров: 3675 | Комментариев: 0
Это не "шутка природы", это жеребенок алтайской породы лошадей чубарой масти пятнистого окраса, родившийся в урочище Кара-Тыт Улаганского района республики Алтай.



Фермеры Улаганского района в Горном Алтае взялись за возрождение некогда легендарных пятнистых лошадей чубарой масти древней Алтайской породы, которые упоминаются еще в местном эпосе. В советские годы разведением чубарых, напоминающих окрасом далматинцев, здесь занимались серьезно, тогда общая численность пятнистых табунов оценивалась в 15 тысяч голов. Но в перестроечное время колхозы пришли в упадок, и только благодаря частным хозяйствам порода сохранилась.


Сейчас ее возрождают на животноводческой ферме "Василек" на высоте 1300 метров над уровнем моря близ села Улаган в урочище Кара-Тыт. Занимаются чубарыми два брата - Андрей и Урмат Ынтаевы, на сегодня в их хозяйстве около 200 таких лошадей.

Эти красавцы очень выносливы и бесстрашны - они, как и во времена кочевников, способны долго ходить по горной местности, могут сами отбить жеребят у волков, которые нападают на табуны даже вблизи людского жилища.


В работе лошади не задействованы - в горах практически нет никакого сельского хозяйства. Сейчас их выращивают на продажу, чтобы таким образом и заработать на разведение породы. В будущем фермеры думают возродить скачки.

Один из братьев - Урмат - участник легендарного ансамбля горлового пения "АлтайКай". Для музыкантов возрождение чубарых означает сохранение алтайской культуры, пятнистым они посвятили большую часть своего репертуара, называя этих лошадей тотемом своего ансамбля.

Вывести разноцветные масти

От Горно-Алтайска едем до Улагана на легковом автомобиле: 400 километров по горным дорогам через перевалы. Дальше пересаживаемся на УАЗ: дорога до животноводческой стоянки труднопроходимая.

В одном месте перед горной речушкой приходится выходить из машины и идти пешком: мост, построенный в годы войны, держится буквально на честном слове. Наконец, добираемся до первого пастбища.


"Лошади у нас пасутся отдельными табунами по 15-30 голов. Это делается специально для того, чтобы вывести разных лошадей. Потому что в одном табуне все лошади всегда похожи на главного жеребца по окрасу. Мы же их смешиваем так, чтобы получались разные цвета", - поясняет Урмат.

Братья провозят нас по нескольким табунам. Действительно, видим, что в одном месте чубарые светлые с коричневыми пятнами, в другом - с серыми, где-то, наоборот, черные в светлых яблоках.

При этом пятна, которые могут покрывать как все тело животного, так и какую-то его часть, различаются как размерами, так и формой - встречаются круглые пятна, овальные, даже прямоугольные.

"Много лет назад у нас был очень интересный жеребец, которому мы дали говорящую кличку - Седелко, потому что у него на спине было большое черное пятно в форме седла, - рассказывает Урмат и обращает наше внимание на другую особенность чубарых. - У них необычные глаза, со светлыми зрачками, смотришь на них, и такое ощущение, что глаз не видно".

Можно сказать, что на ферме методом проб и ошибок проводят селекционную работу. Так, в одном из табунов мы увидели, что кроме главного жеребца, пятнистых только два маленьких жеребенка: здесь селекция началась только в этом году. В тех табунах, где работа идет уже несколько лет, большинство из поголовья - пятнистые.

Летние и зимние "квартиры"

После того, как осмотрели табунов десять, приезжаем на стоянку животноводческой фермы. Братья-конезаводчики поясняют, что остальные животные уже переведены на летние пастбища, которые находятся еще выше в горах, и добраться туда возможно только верхом.


"Это очень живучие лошади, как раз для того, чтобы жить на морозе, по горам лазить, они очень стойкие, хорошо пасутся. Зимой они находятся здесь (на стоянке), кормим их сеном, комбикормом, овсом, а летние стоянки - километров 100-200 отсюда", - уточнил совладелец фермы.

В то время, когда табуны чубарых пасутся высоко в горах, пастухам удобно следить за ними с помощью биноклей - за счет разнообразного и яркого окраса их невозможно перепутать с другими табунами, в то время как лошади обычных пород схожи между собой, особенно издали.

Отбить жеребят у волков

"Важно, чтобы жеребец был сильным, мог сохранить свой табун от волков. Сейчас, например, когда волки щенят кормят и нападают особенно часто, их особенно и не проконтролируешь. Ребята охраняют, но это сложно - осмотрел одно пастбище, только ушел, а волк тут как тут, ночью и вовсе не видно ничего. За месяц пять жеребят утащили", - сокрушается Урмат.

Ночью, когда мы легли спать в маленькой избушке, электричество в которой включают лишь ненадолго от дизеля, Андрей с ружьем ушел осматривать окрестности, потом вернулся, но в четыре утра уже был на ногах - возобновил "патрулирование". И все равно за ночь волк умудрился ранить жеребенка из табуна, ночевавшего на стоянке недалеко от избушки.

Андрей, который оказался не только фермером, но и ветеринаром, обработал жеребенку раны. "Несколько дней полечим, поправится, если только волк снова не цапнет, - сказал он и добавил о табуне: - Молодцы, отбили маленького".

Награда от властей за отстрел одного волка, которые все чаще нападают на скот, около 3 тысяч рублей, но люди охотятся не ради денег, а чтобы сохранить поголовье лошадей, коз, овец, которые зачастую являются единственным источником дохода большой семьи.

Высокая ценность и вынужденные продажи

"Если бы возрождение чубарых получило господдержку, было бы легче - построили бы конюшню, наняли чабанов, профессионального ветеринара, обеспечили лошадям лучший уход. А так часто приходится продавать самых красивых, чтобы купить корм, обеспечить другие нужды", - говорят братья.

По их словам, алтайских чубарых покупают очень охотно, и ценятся они в два-три раза дороже лошадей обычной породы. Взрослый жеребец стоит от 40 тысяч рублей и выше, маленький жеребенок - от 15 тысяч.

Чубарые как тотем

При этом для братьев чубарые - не только красивые животные и источник дохода. Они считают, что эти лошади, о которых упоминается еще в героических эпосах, символизируют уникальность алтайской культуры не меньше, чем знаменитое горловое пение "кай".


"Эти лошади как бы символизируют неразрывность людей и природы, важно, что они сохранились также в алтайском фольклоре, в народном алтайском творчестве. Они служат неисчерпаемым источником вдохновения для нашего ансамбля горлового пения "АлтайКай". Мы посвятили этим лошадям множество песен, снимали их в клипах. Мой последний альбом целиком выполнен в стиле Чокыр ат (Чубарый)", - рассказал Урмат, который также является руководителем знаменитого ансамбля горлового пения "АлтайКай", известного не только в России, но в Европе и США.

По словам Урмата, Чокыр ат буквально изображает чубарого как музыкой, так и голосом, самой мелодией. "Можно сказать, что эти лошади - тотем нашего ансамбля", - подчеркнул он.

В 2007 году в Улаганском районе проходил фестиваль горлового пения. В рамках этого праздника братья провели лошадиные скачки, в которых участвовали только алтайские чубарые. "Это было очень красиво и необычно, такое ощущение, будто зебры скачут", - вспоминает Урмат.

Братья очень хотят возродить такие скачки, приурочив их к подобным фестивалям, но когда это станет возможным, сказать не может никто. А пока главная цель - вернуть былое величие породы. И начинают, конечно, с жеребят. Когда мы ехали обратно, на одной из запасных стоянок нам показали жеребенка, родившегося накануне нашего приезда. На ночь, чтобы защитить от волков, фермеры поместили его ближе к людям. А с наступлением дня новорожденный чубарый, как маленькая пятнистая собачонка, побежал за пастухом к одному из табунов - к маме.

По материалам ria.ru

ТЕГИ лошадь

КОММЕНТАРИИ
Всего комментариев: 0
avatar