Главная » Материалы » Заметки » Замедленный мир коал и ленивцев
Дата: 02.01.2013 | Просмотров: 11217 | Комментариев: 0
Они никуда не торопятся. Пока антилопы мчатся по саванне, белки и ласки мелькают среди ветвей, а кенгуру с топотом скачут по бушу, эти животные вечно проводят время в полусонном состоянии в кронах деревьев.

Иногда коалы могут показаться очень даже шустрыми. Например, когда дерутся с собаками или во время брачных игр. В такие моменты австралийские «плюшевые медведи», внезапно проявляющие совершенно не вяжущуюся с их обликом прыть, выглядят поразительно непривычно.



Но большую часть времени они проводят в покое, спят или сидят совершенно неподвижно, шевеля только челюстями. Жизнь коал тянется медленно и однообразно. Такова плата за возможность ни с кем не конкурировать за пищевые ресурсы, питаясь ядовитыми листьями эвкалиптов.

Листья эвкалиптов - скверная пища. Белка в них почти нет, они жесткие и волокнистые, и, что хуже всего, в них много токсичных фенолов и терпенов (основных компонентов смол и эфирных масел), кумаровой и коричной кислоты, а в черешках листьев присутствует еще и синильная кислота. Но этот ресурс хотя и малопитательный, зато чрезвычайно обширный, ведь эвкалипты, будучи весьма неприхотливыми деревьями, образуют леса даже там, где прочие деревья не выживают. Было бы странно, если бы такой источник пищи не привлек никаких «гастрономических экстремалов».

Лишь 120 наименее ядовитых из более чем 700 видов эвкалиптов годятся в пищу коалам, и для того, чтобы отличить съедобные листья от прочих, животные прибегают к необычайно развитому обонянию. Поскольку все эвкалипты принадлежат к одному роду, запахи их очень похожи, и коалы стараются исключить малейшую ошибку.

Если подержать съедобные для коал листья в руках, а затем предложить их «плюшевым медведям», они их есть не станут: запах отличается от эталонного, и рисковать животные не будут. С подобным  «упрямством» связано немало случаев, когда коалы гибли в неволе, отказываясь от корма, которым совершенно точно питались на свободе, но который почему-либо приобрел нехарактерный запах.

Хотя диета коал и богата эфирными маслами, насморк у этих животных не редкость: они часто болеют воспалением носовых пазух, от которого многие погибают, особенно холодными зимами. Доходит даже до эпизоотии инфекции дыхательных путей.


Так почему же мир коал такой медленный? Из-за того что эвкалиптовые листья ядовиты, их нельзя съесть много, чтобы токсины не накапливались в организме в большом количестве. За день коала редко съедает больше полукилограмма листьев, что для травоядного весом более 10 килограммов немного. Но, поскольку листья малопитательны, усвоить их нужно как можно лучше, чтобы ничего полезного не пропало.

В результате коала медленно ест, медленно переваривает, весь ее метаболизм чрезвычайно заторможен. Листья очень тщательно пережевываются, истираясь в кашицу, которая накапливается в защечных мешках, где проходит первичную обработку содержащимися в слюне ферментами.

Затем поступает в желудок, а оттуда в кишечник. Его участок, служащий для переработки грубой волокнистой пищи, — слепая кишка, часть которой редуцировалась у нас в аппендикс, у коал достигает двух с половиной метров длины. Здесь сим-биотические бактерии разлагают целлюлозу, а это длительный и энергозатратный процесс. Чтобы сэкономить энергию, животное спит большую часть суток -16-20 часов.

Чем заняты эти сумчатые «мишки», когда не спят? В основном едой, они ведь даже пьют только в засуху или во время болезни, обычно обходясь влагой, содержащейся в листьях. Эти милейшие создания, увы, не очень-то интересны для наблюдателя, поскольку, адаптируясь к низкокалорийной и токсичной диете, пожертвовали многим, в том числе размером и сложностью мозга, а следовательно - сложностью поведения.

Мозг — чрезвычайно «дорогой» в энергетическом смысле орган, прокормить его непросто, ведь он потребляет до 20% получаемой организмом энергии. Поэтому животным, когда это возможно, размеры мозга выгоднее сокращать. Подобное произошло даже с людьми: в период от 25 до 10 тысяч лет назад наш мозг уменьшился более чем на 100 кубических сантиметров.



У коал, которые, как все сумчатые, никогда и не были особенно смышлеными (у сумчатых отсутствует мозолистое тело, связывающее полушария мозга), головной мозг уменьшился настолько, что почти половина их черепа занята спинномозговой жидкостью. В самом же мозге только обонятельные доли прекрасно развиты, а все остальное — крохотное. В результате большую часть жизни коалы сидят на деревьях и ничего в общем-то не делают. Они несоциальны, молчаливы, с себе подобными активно общаются только в брачный период, когда самцы метят территорию, дерутся с соперниками и собирают гарем из нескольких самок.

Брачные игры происходят прямо на дереве и выглядят очень потешно. По окончании сезона размножения гаремы распадаются, а самки после месяца беременности рожают, как это принято у сумчатых, «недоразвитых» детенышей, которых еще полгода донашивают в сумке.

Чтобы переваривать эвкалиптовые листья, детеныш коалы должен обзавестись соответствующей микрофлорой кишечника, которая появляется отнюдь не сама собой. Детеныши слизывают экскременты матери, которые примерно на месяц меняются, превращаясь в кашицу из полупереваренных листьев, содержащую культуры необходимых малышу бактерий. Подрастая, детеныш коалы покидает мать и начинает вести самостоятельную жизнь — однообразную и медлительную, зато продолжающуюся лет 15, а то и 20.

Удивительно, но и после столкновения с человеком такое беззащитное существо все еще благоденствует. Даже невзирая на то, что в XIX - на-чале XX века коал массово истребляли охотники (а охотиться на зверей, которые никого не боятся, не убегают и не прячутся, проще простого), заготавливая до двух миллионов шкур в год, вплоть до 1927-го, когда охота на них была запрещена. Конечно, в современном мире этих животных поджидает множество опасностей. Например, завезенные случайно из Японии клещи.



 А когда во время брачного периода коалы спускаются с деревьев и активно перемещаются по земле, они рискуют быть сбитыми машиной при переходе шоссе или попасться на глаза собакам, которые не упустят случая поохотиться на такого зверя. Даже при том, что мясо коалы совершенно несъедобно, что надежно уберегало ее от местных хищников. Спасением раненых коал занимается множество энтузиастов, которые доставляют их в специальные центры либо в обычные ветеринарные клиники.

Ближайшие родственники коал, вомбаты, также отличаются замедленным обменом веществ, но живут на земле и менее привередливы в пище.

ЛЕНИВЫЕ МАСТЕРА СИМБИОЗА

Значительно севернее коал, в Южной Америке, живут существа со столь же медленным метаболизмом. Это двупалые и трехпалые ленивцы. Обитающие в окружении многочисленных хищников, не скованные жесткой диетой, они тем не менее предпочли воспеваемое даосами недеяние. Образ жизни ленивцев во многом похож на тот, что ведут коалы. Больше половины суток ленивцы спят, совершенно расслабленные, вися на ветвях деревьев, на которых удерживаются с помощью длинных изогнутых когтей, внешне (да и функционально) похожих на «когти» монтажников  и сельских электриков.



Поразительно, что стратегия «виси и не отсвечивай»  позволила ленивцам, которыми питаются и ягуары, и ястребы-гарпии и другие охотники до легкой, казалось бы, добычи, расплодиться настолько, о что в некоторых районах их обитания биомасса ленивцев составляет две трети всей биомассы млекопитающих. На одном квадратном километре дождевого леса порой насчитывается свыше 750 ленивцев. Это невероятная для крупных млекопитающих плотность! Животные висят в кронах деревьев неподвижно, сливаясь по цвету с листвой, и хищники их попросту не замечают.

У ленивцев скелетной мускулатуры вчетверо меньше, чем у других млекопитающих того же размера. Это и плюс — тратится меньше энергии на содержание мышц, — и минус: оказавшись на земле, «слабаки»-ленивцы не могут ни оказать кому-либо реальное сопротивление (хотя иногда и отпугивают врагов, шипя и размахивая длиннющими когтистыми лапами), ни сбежать, тем более что нормально ходить они не способны и ступают на внешнюю часть когтей.



Когда-то ленивцы были процветающим семейством, большинство представителей которого были дневными (в отличие от нынешних, активных по ночам) и весьма подвижными животными. Мегатерии, предки современных ленивцев, были трехметрового роста и весили полтонны. Однако вымерли все, кроме тех, кто сделал стратегией выживания скрытность и гиподинамию.

Адаптация ленивцев к малоподвижному висячему образу жизни затронула всю их анатомию и физиологию. Мозг у них, как и у коал, относительно невелик (хотя и значительно больше: все-таки ленивцы - плацентарные млекопитающие, а не сумчатые), извилины сильно сглажены, хорошо развиты только обонятельные отделы мозга.

Как и коалы, ленивцы не пьют воду, довольствуясь слизываемой росой. Внутренние органы смещены, например, печень прилегает к спине. В отличие от всех остальных млекопитающих, у ленивцев число шейных позвонков не обязательно равно семи, а может доходить и до девяти. Большое количество шейных позвонков даст животному возможность обрывать листву на большей площади, шевеля лишь головой.

Температура тела у ленивцев непостоянна, прохладными ночами они остывают до 12 °С, а жарким днем могут нагреться до 35 °С без ущерба для здоровья. Иногда они для тепла собираются в группы и висят, прижавшись друг к другу. Там же, как считается, и спариваются. В отличие от коал, ленивцы едят самые разные растения, причем не только листву, но и почки, цветы, молодые побеги.

Как большинство травоядных, не отказываются и от белковой пищи, если повезет полакомиться насекомыми или ящерицами. А в голодные времена могут питаться даже водорослями, обитающими в их шерсти.

Сине-зеленые фотосинтезирующие водоросли в норме, конечно, не запас пищи, а камуфляж. Зеленоватая шерсть, которая растет у ленивцев не спереди назад, а наоборот (то есть, погладив животное привычным движением от головы к хвосту, вы погладите его против шерсти), прекрасно маскирует зверя, делая его почти невидимым в кроне дерева. Помимо водорослей у них есть и другие симбионты. Ленивец, как и коала, взаимовыгодно сожительствует с обильной кишечной флорой.



А в его шерсти (и только там) селятся бабочки-огневки Bradipodicola hahneli. Взрослые насекомые питаются водорослями, а личинки развиваются в экскрементах ленивцев. По не совсем понятным причинам эти животные справляют нужду только на земле, куда спускаются примерно раз в неделю (мочевой пузырь у них огромный). Для экскрементов ленивец выкапывает ямку у корней дерева, на котором живет, и удобряет его своими фекалиями, вступая таким образом в своего рода симбиоз и с деревом. Жаль, что численность этих млекопитающих сокращается. Происходит это из-за сведения тропических лесов, в которых ленивцы чувствуют себя привольно, но вне их пределов существовать не могут.

Увы, есть у ленивцев и такие сожители, без которых и они сами, и мы, люди, вполне могли бы обойтись. Это простейшие, возбудители лейшманиоза — опасной болезни.

Почему же, если и ленивцы, доживающие до 30 лет (дольше, чем другие млекопитающие в тех же местах), и коалы процветают в своем медленном мире, практически никто не последовал их примеру? Отчего другие млекопитающие предпочитают быть стремительными и ловкими, несмотря на высокую «энергетическую цену» активного образа жизни? Для того чтобы позволить себе жить медленно, с атрофированными мышцами и слабым мозгом, нужно попасть в очень необычную ситуацию. Такую, когда отказ от стремления к скорости будет выгоден.



Например, даст возможность освоить никем не востребованную кормовую базу, не рискуя при этом стать чьей-нибудь добычей, или, воспользовавшись симбиозом с водорослями, укрыться от хищников, которые не смогут заметить неподвижного зеленого зверя в листве. Такие удачные совпадения, вероятно, случаются крайне редко, и те, кто пытался выйти из «гонки за скоростью», не имея таких благоприятных исходных предпосылок, — исчезли, не оставив потомков.

Журнал Discovery январь 2013


КОММЕНТАРИИ
Всего комментариев: 0
avatar