Главная » Материалы » Заметки » В СССР студенты - защитники природы были грозой браконьеров
Дата: 13.10.2014 | Просмотров: 2565 | Комментариев: 0

Нынешние старожилы, чьи детство и юность пришлись на 1960-1970-е годы, наверняка помнят, что в ту эпоху все они почти поголовно состояли в рядах Всероссийского общества охраны природы (ВООП). Стать экологическим активистом было очень просто. Уплатил членский взнос в размере 30 копеек и ты уже как бы борешься за чистоту окружающей среды.

Существовавшее в советское время Всероссийское общество охраны природы (ВООП) внешне преследовало исключительно благородные экологические цели. Но очень быстро превратилось в типичную насквозь формализованную структуру. Его руководство боролось не столько за охрану природы, сколько за «гладкие» отчеты с мест и неуклонный рост числа членов своей организации. Многие помнят, что в 1960-1970-е годы в его ряды вступали целыми школьными классами и студенческими курсами. О чем партийные и комсомольские лидеры затем радостно рапортовали «наверх».

В итоге родился анекдот: «Хотя членов ВООП по отчетам стало больше, чем населения в СССР, природу у нас в стране все равно никто охранять не стремится». Поскольку в руководство районных и областных организаций общества обычно назначались ушедшие на пенсию армейские чины, то в народе аббревиатуру ВООП расшифровывали как «Всероссийское общество отставных полковников».

Зеленые добровольцы

Но в конце 1960-х годов в противовес чиновникам-формалистам вдруг появился совершенно новый персонаж -экологический дружинник. В те времена во многих вузах СССР возникло совершенно уникальное общественное движение - студенческие дружины по охране природы (сокращенно - ДОП).

Вместо классического интеллигента, занимавшегося лишь пропагандой идей охраны окружающей среды в школах или, в лучшем случае, посадкой деревьев в скверах и парках, на фронт борьбы за сохранение окружающей среды вышел бескомпромиссный боец. Который с юношеским азартом стал сражаться за природу не по должности, а по велению сердца. 

Как писали в то время об экологическом дружиннике советские газеты, «он - носитель совершенно нового типа социальной активности личности, порождение эпохи неизвестных ранее истории взаимоотношений человека и природы». Выражалось это в том, что студенты получали удостоверения общественных инспекторов охраны природы, рыбоохраны или охотничьей инспекции, а затем их отряды отправлялись в лесные или водные угодья для задержания браконьеров. По составленным протоколам виновных обычно наказывали денежными штрафами. Но в отдельных случаях их дела заканчивались и тюремными сроками.

Считается, что первая боевая ДОП в СССР была создана в декабре 1960 года на биофаке Московского госуниверситета. Затем дружины появились в Ульяновском пединституте и Одесском госуниверситете. Настоящий расцвет студенческого природоохранного движения в СССР наступил во второй половине 1960-х годов и продолжался более 20 лет - примерно до конца 1980-х годов.

Почти сразу же после своего появления студенческие дружины стали настоящей головной болью для завсегдатаев браконьерских троп. До этого группы наиболее злостных нарушителей, как правило, быстро находили общий язык с местными представителями охотничьего или рыбного надзора, откупаясь от них регулярной данью.

Однако общественные инспекторы не брали взяток и вообще не признавали никаких компромиссов в деле охраны окружающей среды. Благодаря этому во многих областях СССР, к удивлению правоохранителей, студенческие дружины смогли всего за год-два упрятать за решетку главарей многих браконьерских кланов.

На линии огня

Показателен пример Куйбышевской (ныне Самарской) области. В 1977-1978 годах в районе запретной зоны Волжской ГЭС имени В.И. Ленина (ныне Жигулевская ГЭС), где было полностью запрещено всякое рыболовство, с размахом и нагло действовала группа матерого браконьера Александра Тысятова, известного в своих кругах под кличкой Копыто. Хотя за этот незаконный промысел главарь уже дважды был судим, после выхода из зоны он снова собирал свою команду, которая продолжала ловить рыбу запрещенными орудиями.

Участковой инспекции никак не удавалось взять Копыто с поличным. Но общественникам из студенческих дружин однажды хмурым сентябрьским утром сопутствовала удача. В тот раз при извлечении улова из воды Тысятов и его напарник буквально на минуту ослабили бдительность. И этого времени дружинникам оказалось вполне достаточно для их задержания. Командир ДОП Куйбышевского госуниверси-тета Виктор Баринов и командир ДОП политехнического института Евгений Непопалов на своем катере с ошеломляющей быстротой взяли браконьеров на абордаж.

Преступники кинулись на общественников, и завязалась драка. Браконьерам удалось столкнуть Баринова в воду, после чего они стали душить Непопалова. Баринов, не теряя времени, подплыл к своему катеру и забрался в него, а Непопалову сильным толчком удалось перевернуть браконьерскую лодку. Всех вытащили из воды работники областной инспекции рыбоохраны, подоспевшие к месту происшествия на своих катерах. В результате Тысятов в третий раз сел на скамью подсудимых.

Похожие эпизоды были и в других регионах страны. Причем в ряде случаев столкновения с нарушителями закончились смертью общественников. Их имена затем были присвоены вузовским дружинам. Первым в этот трагический ряд встал Виктор Волошин, чье имя в 1971 году получила ДОП Кировского сельскохозяйственного института. 

Затем дружине Иркутского сельскохозяйственного института было присвоено имя Улдиса Кнакиса, выпускника этого вуза, который погиб в степях Калмыкии в ночной перестрелке с матерыми браконьерами. А в сентябре 1984 года преступная пуля унесла жизнь Евгения Семухина, одного из общественных инспекторов дружины Уральского государственного университета.

Нарушители с портфелями

Конечно же, во время рейдов по природным угодьям студентам не раз приходилось составлять протоколы на браконьеров не рядовых, а высокопоставленных. Бывали случаи, когда на незаконной охоте или рыбалке попадались работники милиции или прокуратуры, руководители крупных заводов или организаций. А то и функционеры из городских и районных отделов КПСС.

Борьба против незаконных рубщиков елок

 

 

С последними бороться было особенно трудно, потому что руководители государственных органов охотничьего или рыбного надзора в те времена поголовно были партийными. Для них достаточно было одного звонка из горкома или райкома КПСС, чтобы протокол на нерадивого партработника навсегда оказывался под сукном. Впрочем, по свидетельствам ветеранов студенческого природоохранного движения, им все же удалось найти метод противодействия партийным бонзам.

«Несколько раз наши общественные инспекторы задерживали за браконьерство офицеров милиции или работников райкомов, - вспоминает Анатолий Виноградов (в 1970-е годы - командир сектора рыбоохраны ДОП Куйбышевского госуниверситета). - Но после передачи нами протоколов в инспекцию никаких мер к нарушителям не принималось. После нескольких таких случаев я стал действовать хитрее. С протоколов снимались копии, которые затем заказным письмом отсылались в вышестоящую организацию того ведомства, где работал нарушитель - соответственно, в областное УВД или в обком КПСС. 

Для гарантии еще одна копия отправлялась в областную прокуратуру с просьбой проследить, какие меры будут приняты к нарушителю. Затем квитанции об отправленных заказных письмах вместе с протоколами ложились на стол начальника госинспек-ции. Помню, после первых таких случаев начальники пытались устроить нам разборки: мол, по какому праву вы действуете через мою голову? 

Однако в итоге им вопреки своей воле все равно приходилось накладывать штрафы на высокопоставленных браконьеров. К денежному наказанию на них по месту работы обычно добавлялось еще и служебное взыскание -вплоть до понижения в должности или даже увольнения со службы. После этого наш опыт быстро подхватили ДОП из других вузов и других городов страны».

К сожалению, после распада СССР студенческие дружины по охране природы в большинстве случаев прекратили свое существование, как, впрочем, и многие другие общественные объединения. В нынешние рыночные времена студентов гораздо больше волнуют денежные проблемы, а не высокие идеи вроде борьбы за окружающую среду. 

Помните Хемингуэя? На вопрос: «О ком звонит колокол?» его книга отвечает: «Он звонит по тебе». Общественные экологические движения - это и есть знак неравнодушия людей к судьбе природы, колокол нашей общей надежды.

Валерий ЕРОФЕЕВ


КОММЕНТАРИИ
Всего комментариев: 0
avatar