Главная » Материалы » Новости » На свободу вместе с кошкой
Источник | Дата: 08.12.2013 | Просмотров: 2482 | Комментариев: 0
Соня сидит себе в домике, заботливо обустроенном для нее под шконкой. Не то чтобы гостей не любит - занята, к маминому пузу приникли крошечные черныши-котята.

Так что интервью давать Софья в данный момент совершенно не намерена. Поэтому про кошачью жизнь рассказывает хозяин, он же защитник, кормилец и компаньон Алексей Митюков, заключенный ревдинской ИК-23.

Мурлыки за решеткой

- Убийцы, мошенники, грабители, наркоторговцы, - буднично обрисовал нам спецконтингент замначальника колонии Вадим Токмаков.

Тысяча человек, свезенных этапами со всей России. Первоходок тут нет - исключительно рецидивисты. Колония, можно сказать, градообразующее предприятие поселка, в котором медленной смертью умирает ГОК. Работа здесь престижна не только потому, что служба в системе ФСИН дает хороший соцпакет и неплохую зарплату, но и просто потому, что это работа. Другой нет. Трудится и зона - лидер по производству среди подобных учреждений региона.


Первый отряд, куда нас привел Вадим Токмаков, можно сказать, образцово-показательный. Все работают, с администрацией в ладу, взысканий и нарушений режима нет. Потому и условия помягче: идиллические занавесочки на окнах, проживание в кубриках по 4-6 человек. Заключенные остальных 13 отрядов живут в бараках по 80 душ, где условия совсем иные. Впрочем, и тут не пионерлагерь - строгий режим.

Правда, недавно ревдинские зеки не то чтобы получили поблажку, но появилось в их жизни кое-что, напоминающее об обычной, домашней, вольной жизни. Администрация разрешила им держать кошек.

Конечно, живность здесь и так водилась, но, что называется, нелегально: колония - место суровое, тут можно лишь то, что официально разрешено. К тому же самостоятельные кошки, которых подкармливали осужденные, сновали туда-сюда за периметр зоны, доставляя немало хлопот охране: датчики срабатывают, поднимается тревога. Пока разберутся, что это не уголовник на волю рвется, а дикий кот в поисках приключений...


В общем, решили кошек узаконить - и призвать к порядку. Взять на довольствие, понятное дело, колония их не может, а вот заключенные - пожалуйста, коли есть желание. Правда, не все желающие получили согласие администрации, а лишь те, кто отличается примерным поведением. Так что стать котовладельцем - вроде как бонус. И пример для других, не столь законопослушных заключенных.

В колонию вызвали ветеринаров, те усатых-полосатых осмотрели, сделали нужные прививки и зарегистрировали. Так ничего, как и всякий зек, не имеющий Алексей стал официальным заводчиком Сони. С некоторой гордостью демонстрирует паспорт любимицы - ветеринарное свидетельство.

Такие же документы получили еще 14 мурлык. Правда, фактически их несколько больше: кошки, по пословице, родятся быстро, и Сонино потомство - не первое. Приходится сдерживать численность хвостатого населения «естественным путем» - раздавать родне, приезжающей к заключенным на свидания.

Душили-душили…

Сонька кошка знатная, красавица, глаза подведенные, выразительные. Покормив малышей, выходит на зов хозяина, идет на руки. Под койкой Митюкова пакет недешевого «Роял Канина» - теперь вместо чая да сигарет осужденные просят родных вложить в посылки корма для живности. Притом что вес передаваемых в зону товаров строго ограничен: для колонии строгого режима это не более четырех посылок по 20 кг в год. Но уж коли приручил живую душу - будь в ответе.

- Ветеринары, когда кошек регистрировали, еще «Вискас» в подарок принесли, ей понравилось - разнообразие все-таки, - рассказывает Алексей.

Он родом из Апатитов, где уже через два месяца ждет семья - до освобождения осталось без малого шестьдесят суток. Позади четыре года. Второй срок подряд получил по 228-й статье - за наркоту. Люди, осужденные за зелье, по большому счету - убийцы. Сколько душ отправляется на тот свет из-за их бизнеса, никто не знает точно.

Считая дни до освобождения, Митюков говорит, что с криминалом завяжет: займется семьей, дома ждут жена и ребенок. Впрочем, кто, готовясь покинуть стены колонии, скажет иначе? Уголовное настоящее Алексей объясняет «по¬пацански»:

- Мужчина должен все пройти: армию, тюрьму, чтоб полный комплект был.

Получив «комплект», на волю он уйдет не один, а с Соней - освобождаясь, заключенные забирают зарегистрированных на них кошек домой. Несколько хвостатых уже покинули зону вместе с хозяевами. Соне, как и владельцу, наверное, непросто будет привыкнуть к вольной жизни.


- А мы еще посидим, - усмехается Евгений Зверев, сосед Митюкова по кубрику и хозяин Нюши - Сониной взрослой дочери. Родом из Уфы, сидит за разбой и грабеж, колония в его жизни тоже, понятное дело, не первая. Руки щедро украшены наколками - судя по «перстням», сидел в «малолетке», аббревиатуры на запястье и костяшках пальцев прославляют воровскую удаль. Ни семьи, ни детей.

- Молодой еще, - снова усмехается Зверев.

Характер у Евгения, чувствуется, ершистый - и у Нюши тоже. Сидит на руках хозяина, а сама ворчит, фырчит на непрошеных гостей. И даже собственную мать обдает суровым шипом.

- Нюша тут редко бывает, больше любит на работу ходить, прямо бежит за мной, - говорит хозяин. На работу - это в банно-прачечный комплекс колонии. Сонька туда ни лапой.

- Она как-то во дворе машину увидела - и давай ко мне прятаться, испугалась, бедняга, - улыбается Алексей.

- Зато как они на леммингов летом охотились, помните? - одобрительно роняет Евгений. - Было у нас как-то нашествие, из-за границы, говорят, пришли, целые полчища. Вот наши кошки им дали! Душили-душили!

«Пора, хозяин!»

Замечаю: с койки Митюкова свисает на нитке некое существо, чуть потрепанное кошачьими лапами.

- Сам сшил для Сони. Паучок это, - смущается мужчина. - А что, ей же играть надо... Сейчас, правда, ей не до игр: потомство.

- Роды, - спрашиваю, - сами принимали?

- Конечно! Она ночью меня разбудила, лезет, я ей живот погладил, в коробку ее укладываю. Коробку-то специально раздобыл под «роддом». Руку убираю, а она не отпускает, лапы тянет. Гладил ее, гладил - так и родила... Хорошая она кошка, спокойная: не кричит, не мяучит, ходит только: «мур» да «мур».

- Это ведь хороший воспитательный момент для осужденных - кошки, - замечает Вадим Токмаков. - Заботятся о животном, беспокоятся. Знают, что на волю вместе со своим котом пойдут, планы строят...

- Знаете, она у меня к освобождению уже готовится, - неожиданно заявляет Алексей. - Я когда сумку достаю, она сразу туда залезает - и все. Мол, пора, хозяин!


КОММЕНТАРИИ
Всего комментариев: 0
avatar