Главная » Материалы » Новости » "Человек стал человеком, потому что приручил собаку"
Дата: 19.05.2012 | Просмотров: 4592 | Комментариев: 0
Главным фактором, с помощью которого человек возобладал над неандертальцем, было приручение собаки, считает американский палеоантрополог Пэт Шипман.

Почему неандертальцы, без особых проблем прожив в Европе около четверти миллиона лет, вымерли почти сразу после того, как туда пришел из Африки человек современный, наш предок, анатомически, а может, даже и поведенчески не отличавшийся от нас? На этот вечный вопрос палеоантропологии до сих пор нет ответа.


Сначала считали, что люди просто победили неандертальцев в многотысячелетней межвидовой войне, практически полностью их истребив, но эта версия продержалась недолго, потому что не нашла ни одного подтверждения. Потом заявили, что во всем виноват Ледниковый период, что неандертальцы просто не сумели адаптироваться к резкому похолоданию. Другие исследователи человеческой истории того периода главной причиной исчезновения неандертальцев называют инструментальное превосходство людей: их орудия труда и охоты были намного совершеннее. Версий на этот счет много: недавно появилась еще одна, согласно которой за короткий период люди просто задавили неандертальцев своей численностью, вытеснив их из своих мест обитания… в никуда.

Возможно, ответ на«неандертальский» вопрос дала Пэт Шипман, палеоантрополог из Пенсильванского университета. В статье, опубликованной в последнем номере журнала American Scientist, она предположила, что главным преимуществом, с помощью которого человек возобладал над неандертальцем, было приручение собаки.

Несколько лет назад такое заявление показалось бы нонсенсом: до 2009 года было принято считать, что приручение собак состоялось гораздо позднее того периода, когда люди и неандертальцы одновременно жили на одной площадке – в Европе. Однако в последние годы из разных мест, в том числе из Бельгии, Чехии и России, посыпались сообщения о более ранних находках окаменелых собачьих костей на стоянках человека современного. Пэт Шипман утверждает, что на этом основании можно смело предположить – приручение собак началось 45–35 тысяч лет назад, то есть тогда, когда люди жили бок о бок с неандертальцами.


Причем в то время, утверждает она, собака действительно была лучшим и весьма уважаемым другом человека.

Настолько уважаемым, что люди порой хоронили своих собак с почестями. При этом она ссылается на результаты раскопок стоянки верхнего палеолита (27 тыс. лет до н. э.) Пршедмости близ города Пршеров в Северной Моравии. Там был найден собачий череп, держащий во рту кость, и было установлено, что она вложена в собачью пасть вскоре после смерти животного.

На раскопках чешской стоянки Пршедмости близ города Пршеров в Северной Моравии был найден собачий череп, держащий во рту кость


Пэт Шипман упоминает также о других находках, свидетельствующих о необычайном уважении людей того времени к своим собакам, в частности о найденных собачьих костях и зубах, явно обработанных для того, чтобы носить их в качестве украшения. Что тоже довольно необычно, потому что тогдашние люди вовсе не были любителями украшений. И уж совсем таинственно выглядит то обстоятельство, что 40% собачьих черепов, найденных при раскопках стоянок человека современного, были проколоты. Что значит эта перфорация, непонятно, понятно только одно – отношение человека к собаке было явно не только потребительским.

Нет никаких указаний на то, как именно собака помогала человеку выжить в тех непростых условиях.

Пэт Шипман указывает на то, что собаки у древних людей были довольно крупными(ростом в холке выше 61 см и весом более 32 кг) и напоминали современных немецких овчарок. Она предполагает, что такие собаки вполне могли использоваться в качестве тягловой силы, что было совсем не лишним при дальних переходах. Их также могли использовать при охоте на крупных животных, например на лосей, и транспортировке туш к месту стоянки. Собаки, как и сегодня, могли лаем удерживать животное на месте и указывать хозяевам на появление дичи. Могли при случае и загрызть. Шипман даже рассчитала время, требуемое на то, чтобы настичь предмет охоты: например, при охоте на гигантских сумчатых крыс с собакой оно составляло 29 минут, а без собаки – 49,5 минуты. Собачья помощь была для человека неоценимым преимуществом, которым неандертальцы не обладали и отсутствие которого обрекло их на вымирание.

Неандертальцев, получается, сгубили собаки – точнее, их отсутствие рядом.

Правда, как это часто случается при ответе на один вопрос, тут же возникает и следующий вопрос, на который сегодня ответа нет: почему это люди смогли приручить собак, а неандертальцы не преуспели? Впрочем, утверждение о том, что неандертальцы никак не взаимодействовали с собаками, базируется лишь на домыслах, связанных с теми редкими находками, которые удалось найти исследователям на стоянках неандертальцев. Так, сейчас известно, что эти гоминиды умели использовать самодельные инструменты и оружие, но, по-видимому, у них не было никаких метательных снарядов: добычу убивали ударом коротких копий, о чём свидетельствуют следы развитых мышц на костях правой руки.

Последние работы подтвердили, что неандертальцы умели пользоваться огнем не хуже Homo Sapiens и что ели они не только мясо, что, как считалось раньше, стало причиной их гибели. Никаких крупных находок, связанных с собаками, на стоянках неандертальцев не обнаружено, если не считать нескольких просверленных зубов разных животных.

Разобравшись с неандертальцами, Пэт Шипман идет еще дальше, напомнив читателю поговорку, что сначала человек формирует свои орудия, а потом эти орудия формируют своего человека.«Приручение собаки, – утверждает она, – улица с двусторонним движением». Иначе говоря, по ее мнению, человек современный превратил волка в собаку, а собака, в свою очередь, превратила человека современного в современного человека.

Шипман сама признает, что эта часть ее исследования менее доказательна, что она представляет собой версию типа«этого могло не быть, но могло и быть». Основой ее утверждения о том, что собака сделала человека человеком, стали, как ни странно, человеческие белки глаз.

Она ссылается на недавнюю работу японских исследователей, утверждающих, что среди всех приматов человек единственный, кто имеет хорошо видимые белые склеры и цветные радужки глаз.


У остальных приматов склеры темные, хотя временами случаются исключения. Как появился это признак, с точки зрения эволюции не совсем ясно, но он помогал человеку видеть, куда смотрит его напарник, и, стало быть, представлял собой дополнительный невербальный способ контакта, очень важный, например, при охоте, когда шуметь нежелательно, а договориться о совместных действиях важно. Шипман в этой связи упоминает другую работу, в которой исследователи сравнивали волков и собак. Они выяснили, что волки, даже прирученные, не в состоянии следить за направлением человеческого взгляда, а собаки, наоборот, легко это делают.

Шипман предполагает, что древние люди, возможно, пользовались такой невербальной коммуникацией не только между собой, но и со своими собаками.

Шипман признает, что это всего лишь предположение, так как нет никаких генетических доказательств того, что у людей времен заселения Европы тоже были большие белые склеры, но, по ее мнению, это было именно так. Научившись понимать направление человеческого взгляда, собака научилась по глазам читать эмоции человека точно так же, как человек научился понимать по глазам собаки ее эмоции, и это, в свою очередь, могло превратить содружество человека и собаки в настоящий симбиоз – в ту самую «улицу с двусторонним движением», о которой говорит Шипман.

Источник: gazeta.ru


КОММЕНТАРИИ
Всего комментариев: 0
avatar