Главная » Материалы » Заметки » Ворон. Создатель и мудрец
Источник | Дата: 28.04.2013 | Просмотров: 11691 | Комментариев: 0
В мифологии, магии и верованиях самых разных народов волк и ворон образуют неразрывную пару. Вроде как волк отвечает за то, что происходит на земле, а ворон – в небе. Но при этом Ворон – существо гораздо более могущественное, да и заслуг перед миром у него, если так можно выразиться, гораздо больше.

Ворон договаривается с огнем и создает человека, он пробивает небесную твердь и оттуда высыпаются небесные светила, он создает сам Свет и вытаскивает земную твердь со дна океана. Есть племена, у которых ворон считается первым учителем рыболовства, а еще он создал горы и провел русла рек, чертя клювом по земле.

Читатель наверное, не догадывается, что именно ворон договорился с Хозяйкой Прилива и она стала посылать их на землю периодами и тихими пологими волнами, а не как ей вздумается и бурными гудящими потоками. Так, по крайней мере, считают индейцы одной из ветвей тлинкитов. 




Особенно много чего сделал ворон для северных народов. Уж во всяком случае, больше чем Теодор Рузвельт и Советская Власть.


У чукчей ворон создал священный инструмент для зажигания огня. Однажды, когда зимой приходилось особо туго, он вместе с куропаткой пробил небесный свод и стал свет. А также украл мячи, в которые играли злые Хозяева, а из этих мячей уже получились солнце, луна и прочие светила. Созвездие Ворона обозначает наступление сухого сезона у племен, обитающих от Египта до Монтаны.


Ворон – центральный персонаж огромного количества сказок, мифов и прочих преданий у ЧЕТЫРЕХСОТ ДВАДЦАТИ народов мира! В них Ворон выступает и как демиург, о чем мной уже достаточно много сказано, и как посланец богов, и как мудрый учитель и предсказатель. Сказки о вороне-плуте есть и у ительменов, и у чукчей и у коряков с камчадалами, а особенно их много у индейских народов на другой стороне Пацифики.

Естественно, сам Ворон в глазах этих народов получается довольно могущественным существом. Ворон – могучий шаман и первопредок в фольклоре коряков и ительменов. Ворон – патриарх многочисленного вороньего семейства, от которого произошли все люди.

 

Одиссей животного мира


У кельтов и индейцев Ворон – прежде всего герой. Своего рода Одиссей животного мира. Он предельно хитроумен и призван совершать великие подвиги, но не от охоты к героизму, а вследствии препоганейшего стечения обстоятельств. Ворон – обжора и плут, он способен пустить пыль в глаза и проявить стойкость в сражении. Собственно говоря, Принц Корвин из некогда популярных у нас "Хроник Амбера" Роджера Желязны – это именно Ворон кельтской мифологии, на основе которой написаны эти книги.




Ворон в своей сказочной жизни постоянно кому-то противостоит. Это могут быть другие птицы – у индейцев и чукчей это Гусь, Гагара, Чайка, Голубая Сойка, у скандинавов – Журавль, Филин, Лебедь, у христиан - Голубь.  Из наземных животных главные антагонисты Ворона – Волк, Медведь, из рыб – Лосось и Щука. Нет нужды говорить, что в большинстве случаев Ворон выходит победителем из всех этих коллизий, при этом прибегает к коварству и хитрости, руководствуясь максимой "цель оправдывает средства".


Ворону не чуждо и определенное благородство. Ворон спрятал сироту и одел ее перьями в своем гнезде, так что злой великан не нашел ее среди воронят – гласит легенда племени манданов. Ворон дал злобной старухе, которая насылала мор на бизонов вместо хлеба камень, так что она подавилась и в конце концов издохла – рассказывают Арапахи. Ворон переломал стрелы в колчане бога Войны ирокезов и тот с того времени был лишен пакостить людям по-крупному. А то ведь на свете черт-те что бы творилось! 




Ворон мог быть создателем очень сильных артефактов, наделенных магической силой. Он был одним из ближайших помощников кельтского бога Ллеу, аналога Гефеста. Если Ворон садился на молот Ллеу, когда он создавал какой-либо предмет, то этот предмет заряжался магической силой. По другой легенде, семеро воронов сторожили Виланда, когда он ковал в Чарованном лесу волшебный меч Экскалибур.

 

Глаза и вестник


Ворон сопровождает Кухулина и служит его глазами на дальних пределах Зеленого Эрина – так рассказывают кельтские легенды. Скандинавского Одина вместе с волками Фреки и Геки сопровождают два ворона, сидящие на правом и левом плече – Хаггин и Манним – Думающий и Помнящий. Причем, если волки несут на себе функцию прямого действия, то Хаггин рассказывает Одину что он видит перед собой, а Манним – что из этого следует. Поэтому глаза Одину вроде как были и вовсе не нужны, так что в некоторых трактовках скандинавской мифологии этот бог был попросту слеп. 




Ученики друидов выпускали ворона для того, чтобы он сеял Весть на земле. Весть могла быть лазурная, янтарная и пурпурная – в зависимости от того, чего хотели друиды, эту Весть посеявшие.    Чаще всего друиды не хотели ничего хорошего, поэтому Весть была пурпурной. Она сама по себе не была ни правдой, ни ложью, но Ворон обладал способностью посеять ее так, что люди воспринимали ее только во вред себе.

Здесь уже совсем недалеко до славянского ворона "вещуна". Ворон в славянской мифологии, как правило, предсказывает всякую гадость, которую, надо отдать ему должное, сам же и исправляет.


Участие Ворона в спасении от Потопа прослеживается насквозь по всем устным и письменным источникам – начиная от "Гильгамеша" и заканчивая кораническими сказаниями. Причем, если в древней шумерско-аккадской традиции Ворон был призван именно добрым вестником, принесшим горсть земли, то уже позднее он просто улетел из Ноева Ковчега к чертовой матери, а в иудейской традиции Ной так и вовсе проклял его, отчего ворон пробрел черный цвет и сомнительную репутацию.


Ворон выступал не только глазами и вестником. Во взаимоотношениях людей, богов и природы у него есть очень любопытная и значительная роль.

 

Между Верхним и Нижним Миром


В силу своей принадлежности к классу птиц Ворон является как бы посредником между людьми и той тьмой мифических существ, которыми населило природу сознание примитивного человека. Ворон не ограничен в передвижении, Ворон умеет очень ловко имитировать звуки (позднее мы еще вернемся к этой его особенности).


Ворон всегда на виду – он вертится над охотничьей партией и над конным отрядом - поэтому по полету Ворона жрецы и шаманы предсказывали события. Ворон выступал как посредник между Верхним и Нижним миром, между миром Мертвых и Миром живых и даже между Мудростью и глупостью (вспомните склонность Ворона к плутовству в чукотской и кельтской мифологии)!




Из всего перечисленного понятно, что, пожалуй, нет народности или национальной общности в северном полушарии для которой Ворон не был бы каким-либо языческим символом. Однако приход христианства очень сильно повлиял на восприятие Ворона человечеством.

 

Чем черный ворон отличается от черной вороны?


Сегодня внешний вид ворона непривычен большинству горожан. В Европе законное место ворона уже давно прочно занимает серая ворона, а в Сибири и у нас, на Дальнем Востоке – ворона черная. Именно их, черных ворон, видим мы во множестве по весне и летом на Дальнем Востоке России. В чем же разница между черной вороной и черным же вороном?


Прежде всего, ворон – птица крупная, крупнее вороны в два, если не в три раза. Еще ворон – птица, если так можно выразиться, амбалистого сложения по сравнению с субтильной, вечно взъерошенной вороной. Он широкогруд, большеголов, клюв ворона толстый и слегка изогнут к концу. Черные, отливающие синевой перья ворона плотно прилегают друг к другу, как бы обволакивая кольчугой мускулистое птичье тело. Ворон гораздо более осторожен в смысле выбора мест гнездовий.


Сам он может по-вороньи беспечно пастись на помойке или сидеть на крыше здания, оглашая округу протяжным "Кррум", но уж загнездится он – будьте уверены, там, где добраться до него будет очень и очень нелегко и где человек появляется только случайно.

 

Цвет и голос ворона.


Цвет и голос (точнее – звукоподражание голосу) ворона отражены почти во всех названиях ворона на большинстве языков мира. Да, на первый взгляд именно эти две вещи в вороне являются главными: цвет и голос. Если где-то и есть в природе нечто совершенно черное, то этим "нечто" наряду с черными дырами Галактики, черным квадратом Малевича и экономикой бывшего Советского Союза будет и черный ворон. Черного цвета у ворона клюв и глаза, язык и оперение, ноги и хвост. 




Даже помет взрослых воронов переливается очень характерным фиолетовым оттенком. Без преувеличения, ворон насквозь пропитан своим черным цветом. Поэтому и заметен он в природе не хуже чем самые ярко окрашенные райские птицы.


Ворону нет нужды таиться от хищников. С одной стороны, он вполне способен постоять за себя, с другой – мясо его вряд ли обладает какими-нибудь ценными вкусовыми качествами. Черная окраска еще может помогать воронам находить друг друга – ведь присутствие одного ворона в каком-то месте, как правило, говорит о наличии какой-нибудь добычи.


Голос ворона – резкий, отрывистый – тоже средство сообщения этих птиц между собой. Тот, кто долго наблюдал за жизнью воронова семейства, наверняка поражался тому, как эти птицы переговариваются между собой, как разнообразен и изысканнен их язык. Охотникам хорошо известен призывный крик ворона, который раздается после выстрела, сразу когда на боку еще стоящего на ногах оленя начинает расплываться красное пятно. Вот надо же, вроде абсолютная пустота царила в тундре в тундре – только ты, добыча и грохот выстрела! Ан на тебе, еще эхо не успело стихнуть, с неба – краа, краа! А как переговариваются вороны во время любовных игр весной, в апреле!


Ворона считают еще великим имитатором звуков. Связано это, кроме всего прочего, с довольно совершенной голосовой системой этой птицы, позволяющей ей эти замысловатые звуки издавать. Ворон может не только имитировать человеческую речь, он может подражать звону упряжи, хлопку выстрела из малокалиберной винтовки и даже… голосу бензопилы в момент запуска. Зачем он это делает – не совсем понятно, однако это качество тоже издавна способствовало интересу к ворону среди людей.



 

Паразит или соглядатай?


О способности ворона видеть пищу издалека сложено столько легенд и рассказов, что даже перечислять их становится неудобно. Здесь надо помнить, что зрение птиц гораздо более совершенно чем зрение млекопитающих, в том числе – человека. А зрение таких птиц, как ворон, ястреб, гриф лучше человеческого в разы, если не в десятки раз. Поэтому ворон видит результаты удачного выстрела с расстояния в пару километров, сидя так далеко, что главные действующие лица драмы и не подозревают о его присутствии.  Вот тут и случается вышеописанная сцена – выстрел и… - Крааа!


А еще ворон очень склонен сопровождать в походе каждого потенциального убийцу, будь то солдат, охотник, белый медведь или даже кречет. Ворону остается пожива от любой смерти. Когда человек не может унести добычу по каким-то причинам целиком, он подвергает ворона очень большому искушению. Но, как правило, брошенная рядом ружейная гильза или какая-нибудь другая человеческая утварь может ввести птицу в задумчивость и она сочтет, что лучше с этой падалью не связываться.


Не очень любят ворона промысловики – ворону характерно дербанить добычу в капканах. Поэтому русский промышленник, не верящий ни в бога, ни в черта, по ворону стреляет не задумываясь. В отличие от промышленника, скажем, якутского, который, пожалуй что искренне верит, что выстрел по ворону способен испортить его ружье.

 

Пища ворона

 

Классическая картина, на которой ворон долбит выбеленный погодой череп наверняка попадалась каждому читателю минимум в трех вариантах. На самом деле если ворон и ковырялся в подобных останках, то только от нечего делать или с крайней голодухи. Ворон, конечно, падальщик, но падаль не составляет основу его существования, как у грифа, например. 




Ворон – птица чрезвычайно гибкая по части чего-нибудь съесть. Он, конечно, не пролетит мимо завалившегося в промоину сохатого, но точно так же украдет из чужого гнезда яйцо, поймает зазевавшегося хлопунца, а на проталине набьет желудок прошлогодней брусникой. Ворон – гораздо более активный хищник, нежели принято о нем думать. Он ловит мышей и птенцов, вскрывает раковины на морском берегу, а при случае, как говорят некоторые исследователи, может одолеть и новорожденного олененка.


По крайней мере, чукотские и корякские пастухи, которые в общем-то, относятся к воронам с чрезвычайным  уважением, во время отела оленей стараются всеми путями отогнать их от стада. Зимой ворон постоянно сопровождает пасущуюся массу оленей – ведь они своими копытами разрушают снег, а в снегу – норы мелких зверьков – леммингов и полевок. Беспомощная мелкота начинает суетиться на поверхности и тут-то черная птица не зевает.


В других регионах ворон своим крепким клювом долбит арбузы и дыни, ломает косточки абрикосов, в пустынях ловит змей не хуже "настоящих" хищников – тех, у которых и нос крючком, и когти по вершку. Эта неразборчивость в пище, вероятно, немало поспособствовала развитию очень сложного поведения. Эту сложность поведения, которую часто называют "умом" наблюдают все люди, которые хоть ненадолго столкнулись с этой птицей.

 

"Ум" ворона


Существующая странная наука этология не дает ответа на вопрос, обладают ли животные и птицы "умом" в человеческом понимании этого слова. Однако, в ситуации, когда мы изучаем живую тварь не в клетке, и не в лаборатории, а живем с ней, можно сказать, бок о бок, мы употребляем это выражение, и как кажется, употребляем его с полным правом. 




Так вот, ворон среди птиц – это все равно что бурый медведь среди животных. Ворон обладает редкой способностью замечать главное в любой ситуации, делать из нее далеко идущие выводы. Ворон может научиться доставать пищу из сложных укрытий, иногда он даже пользуется примитивными инструментами. Однако, лучше всего "интеллектуальные" способности ворона реализуются в его общественной организации.

 

Общество воронов


Ворон – птица общественная, может быть, в силу своего полупаразитического образа жизни. Похоже, у них довольно сильно развито чувство взаимной поддержки. Вороны скликают своих сородичей к трупу мертвой нерпы, вороны способны охотиться загоном на перепелиные выводки. Причем при изобилии еды эти птицы не дерутся друг с другом – конфликты на свалках очень скоротечны и связаны, скорее с удобными местами для сидения чем с самой пищей.


Однако, к представителям других видов птиц они отнюдь не так терпимы. Известный орнитолог Л.А.Портенко описал в своей монографии "Птицы Чукотского полуострова и острова Врангеля" очень интересную картину взаимоотношений наших героев с большими чайками – бургомистрами. "Осенью 1933 г. в Уэлене имел место массовый падеж собак и воронам было раздолье.


Целыми обществами они сидели на трупах и их остатках наряду с бургомистрами. Я всегда замечал, что между этими двумя видами птиц существовали отношения, которые по внешнему их проявлению, можно было определить как уважение на основе презрения. Если лежали две собаки рядом, можно было видеть у одного трупа воронов, у другого – чаек. Если к трупу подлетала чайка, ворон уступал место, иногда дело происходило наоборот. Близкого соседства, смешения в одной стае эти птицы, однако, не допускали".

 

Ворон-санитар


Репутация падальщиков дает ворону порой особый статус и без скидки на суеверие. Вспоминается рассказ одного топографа, который в 1968 году попал в поселок Охотск. Поселок Охотск был в то время весь засыпан гниющей селедкой – отходами рыболовецкого промысла. По словам моего друга, селедка буквально усыпала обочины дорог, а вдоль берега моря накат намыл целую насыпь из дохлой рыбы, которую не успевали перерабатывать люди. 




Вороны в Охотске чувствовали себя королями и когда человек шел по улице, даже не взлетали при его приближении, а степенно отходили в сторону. Мой приятель получил расчет, зашел в магазин и без церемоний приобрел первое понравившееся ему ружье – вертикалку ИЖ-12, которая тогда еще только появилась в продаже. Купив к новому ружью еще и сотняжку патронов, он вышел со всей этой покупкой на крыльцо сельской лавки и решил, что нет лучше цели для пристрелки чем откормленный ворон в полусотне шагов от него.


Но едва он вскинул ружье, какой-то местный житель тут же торопливо предупредил его: "У нас, пацан, поссовет принял особое решение, что за стрельбу ворона – штраф восемьдесят рублей. Они чай, селедку жрут, которую мы обработать не можем".

 

Наш спутник с рождения


Вороны всегда сопровождают того, кто может дать им пищу. При этом они отлично понимают, что этот "кто-то" может так же отлично этой пищей стать и сам. Точно так же как вороны сопровождают сегодня оленье стадо в тундре Чукотки, они кружились над конными отрядами хазар и скифов в причерноморской степи. Вороны провожали драккары викингов в их морских странствиях и полярные экспедиции покорителей полюса.


Вороны кое-что знают о человеке. Представления воронов о людях проще, глубже, и конечно – вернее человеческих домыслов о воронах. Ворон мудрее человека, потому что он проще его.


Вороны знают о Человеке нечто САМОЕ ГЛАВНОЕ, как писалось в германских сагах. Человек, куда бы он ни шел, несет с собой смерть – свою или чужую. А ворон его только сопровождает.



КОММЕНТАРИИ
Всего комментариев: 0
avatar